Я работаю в Altium. Владимир Комиссаров про индустрию, космос и работу за границей

0
1570
Я работаю в Altium. Владимир Комиссаров про индустрию, космос и работу за границей
В статье приведен рассказ инженера Владимира Комиссарова про образование, карьеру в области электроники и о том, как его опыт может помочь молодым специалистам в этой сфере.

Этой статьёй мы открываем цикл статей «Я работаю в Altium Designer», в котором будем давать слово инженерам, работающим в программном обеспечении Altium.Владимир КомиссаровВладимир Комиссаров (LinkedIn).

Образование

Всё началось на первом курсе учебы в Бийском технологическом институте АлтГТУ им. И.И. Ползунова. Обучение было настолько интересным, что не влюбиться в профессию было невозможно.

Бийский технологический институт АлтГТУ им. И.И. Ползунова

На втором курсе я обратился на кафедру Методов и средств измерения и автоматизации к Евгению Викторовичу Сыпину с просьбой взять меня на испытательный срок в лабораторию на должность инженера, на что получил согласие, и за что до сих пор благодарен ему.

Так, помимо посещения лекций, появились ежедневные обязанности в лаборатории: сначала разбирался с паяльником и мультиметром (та самая “Ц-шка”), чинил различные электронные устройства, потом проектировал схемы и платы в P-CAD, программировал микроконтроллеры Atmel на 51-м ядре на Assembler. Так стартовала моя профессиональная карьера, начавшись, по удачному стечению обстоятельств, еще до завершения обучения.

Первая работа

Закончил университет и в 2010-м переехал в Санкт-Петербург, где было больше возможностей устроиться по профессии и развиваться дальше. Первым местом работы стал НИИ, занимавшийся производством медицинских устройств; затем перешёл в Институт робототехники и технической кибернетики. Там тоже были очень интересные проекты – мобильные робототехнические комплексы с кучей датчиков и актюаторов, аналоговой, цифровой и силовой электроники: робототехника традиционно совмещает все это в себе.

Оглядываясь назад, понимаешь, что мы тогда были просто вчерашними студентами, которым хотелось делать какие-то “крутые штуки”, но в то время всё казалось таким необыкновенным, интересным – все эти новые разработки, проекты. Именно в 2010 году моим основным инструментом работы стал Altium, и с тех пор так им и остаётся, хотя со времен версии Altium Designer Summer 09 CAD очень серьезно эволюционировал.

Переезд

После этого я ещё пару раз менял место работы, а в 2017-м получил предложение от компании ICEYE – финского космического стартапа, занимающегося разработкой и производством микроспутников (приставка “микро-” определяет массу до 100 килограммов): конечно же, я сразу согласился, и переехал в Финляндию осенью 2017-го.

Спутник ICEYE

За три года работы мы запустили пять спутников. Я принимал участие в R&D, в основном занимался системой питания в общем и Li-Ion батареей в частности, и, что интересно, – случайно вышло так, что Altium у меня там не было, и вот тогда появилось чёткое понимание того, какие CADы подходят для каких задач, и на сколько важно соответствие инструмента решаемой задаче, и насколько болезненным может быть процесс разработки и управления проектом в случае несовпадения.

Мне очень повезло с коллективом – на тот момент в компании работало всего восемнадцати человек, я был девятнадцатым. За три года команда разрослась до более чем сотни человек, и это были люди со всего мира – из двадцати пяти стран. Мои самые тёплые воспоминания от опыта работы в Финляндии связаны с ними: со сборной солянкой ребят практически одного возраста, делающих одно дело – спутники. Одновременно с энтузиазмом это сопрягалось с серьезной долей ответственности: один спутник стоит 5–10 миллионов долларов, плюс запуск – но по этой же причине такой потрясающий опыт не особенно ценен, так что рекомендую всем стараться участвовать в проектах подобного масштаба.

Изменилась и сама моя жизнь: в Финляндии я женился, и мы решили переехать. Финляндия вообще довольно специфическая страна, разумеется, очень безопасная, с великолепной природой и экологией, с хорошими зарплатами – что, правда, компенсируется высокими налогами и общей дороговизной, но реальная сложность лежит глубже – в разнице менталитетов. Финское общество довольно закрыто, люди эмоционально холоднее, чем в России, и с ними может быть достаточно трудно выстраивать отношения, хотя невозможно не восхищаться финским подходом к выстраиванию быта и совершенно особым отношением к природе.

Новые вызовы

И вот мы решили перебраться в другую страну. Нидерланды были одним из вариантов, которые мы рассматривали; так получилось, что там нашлась работа, тоже в стартапе, и в конце 2019 года мы переехали. Компания занималась разработкой high-end скутеров, двухколесных мини-мотоциклов на батарейном питании, с перспективой дальнейшей работы над полноценными мотоциклами.

Неплохой концепт, но в плане организации проектов и в плане электроники всё было сложно: я, как единственный электронщик, тащил на себе все сопряженные задачи. Требования, предъявляемые в автомобильной индустрии к безопасности и надежности систем часто серьезнее, чем в космической отрасли, потому что речь идёт о жизни и здоровье тысяч людей в год.

High-end скутеры

Впрочем, всё могло бы наладиться, если бы не неожиданные крупные изменения в плане менеджмента: когда случился локдаун из-за пандемии, руководство приняло решение продать компанию крупной индийской фирме. Началось то, что называется «новая метла по-новому метёт»: методики и практики менеджмента, как не сложно представить, оказались крайне специфичны для европейцев, коллектив начал рассыпаться, люди начали уходить: ушел и я.

Снова в “космос”

После этого мне поступило очень неплохое предложение от одной небольшой компании из Люксембурга – снова связанной с космической отраслью, что не могло не радовать. На сей раз не просто спутники на низкой околоземной орбите, но уже глубокий космос.

Вообще, изначальной бизнес-идеей стартапа был захват астероидов для исследования и, возможно, последующей добычи полезных ископаемых. К сожалению, идею пришлось отложить, потому что на текущем уровне технологий горизонт окупаемости оказался более 50 лет. Это, разумеется, никого не устраивало, в итоге компанию приобрела Bradford Space, и маленький люксембургский стартап вошел в состав крупного интернационального предприятия.

Сейчас мы разрабатываем электронику для работ в глубоком космосе, и моя позиция позволяет полностью выстроить экосистему, инфраструктуру вокруг наших проектов, включая и тот набор программного обеспечения, который я считаю нужным.

Советы инженерам

Первое, что стоит упомянуть – это английский. Это основной язык получения знания в современном мир.

Какую сферу ни возьми — построение проекта, рисование компонентов, трассировка проводников, проектирование структуры слоёв, производство – это всё описано на английском десятками различных авторов. Открываете YouTube – всё на английском. Да, сейчас начинают появляться качественные видео на русском, как, например, те, что делает компания «Резонит», но в целом объём материала несоизмерим.

Вторая рекомендация: stay tuned. Находите и изучайте сложный материал по своей отрасли: white papers от ведущих вендоров, материалы с семинаров и конференций мирового уровня.

Эти две рекомендации вместе форсируют быстрое и качественное развитие кругозора, а это прямой путь к совершенствованию навыков. И, конечно же, английский даёт возможность работы за границей – а это уникальный опыт. Дело совсем не в том, что там, за границей, лучше, трава зеленее – нет. Просто работа за рубежом даёт шанс попробовать себя в совершенно иных культурах ведения проекта, встретиться с людьми из других стран, получить знания и навыки, которые, возможно иначе и не получить вовсе.

Про переезд

Удивительно, но мне часто приходится сталкиваться с тем, что инженеры часто боятся переезжать. Люди боятся того, что не знают, как всё сложится там, удастся ли прижиться и так далее. Но что мешает попробовать – и, если не получилось, вернуться назад? Попробовать, изучить что-то новое и вернуться с этим новым знанием, с которым ты будешь ещё больше востребован на родине.

Конечно, заранее невозможно предсказать, как всё будет, и многие в итоге возвращаются, не найдя способы интеграции в европейском обществе. Это не так просто, как может показаться, и чем ты старше, тем сложнее, но опыт выходит в любом случае совершенно бесценный.

Индустрия в России

Как упоминалось выше, опыт работы за рубежом может быть бесценен, но это не значит, что в России сфера электроники не развивается – напротив, она живет, дышит и становится конкурентоспособной. Один из примеров – сколковский стартап: ребята делают нейроморфные чипы для искусственного интеллекта, вполне способные конкурировать с зарубежными аналогами.

Конечно же, развитию индустрии и обмену опытом очень способствуют различные сообщества пользователей, где можно что-то обсудить, задать конкретный вопрос и получить оперативный ответ. Также здесь очень полезно получать различные новости или рекомендации, например, советы по лучшему использованию инструментов проектирования. Поэтому появление канала Altium в Telegram является большим плюсом. Очень приятно видеть, что существуют группы, где участвуют люди, прямо или косвенно связанные с электроникой, которые изучают что-то новое, стараются развиваться.

Хочется надеяться, что русскоязычный сегмент индустрии будет развиваться в правильном направлении. Что-то уже начинает появляться, нужно лишь время для смены некоторых старых парадигм. На смену им придет новое, и индустрия расцветёт.

P.S.

Пока мы ломали голову, каким образом завершить статью общим позитивным посылом молодым инженерам, вышла статья Дмитрия Савина “Как стать высокооплачиваемым инженером в области электроники”, к которой мне лично довольно сложно что-то добавить, разве что пожелание искренне полюбить то, что вы делаете, ведь тогда вам больше не придется работать ни дня в жизни.