Я работаю в Altium. Алексей Фоменко про особенности потребительской электроники, глобальный дефицит компонентов и музыку

440

Инженер Алексей Фоменко рассказывает о специфике работы в крупных государственных НИИ и небольших частных стартапах, о новых возможностях для молодых специалистов и о том, что в жизни самое важное.

Семейная традиция

Я вырос  в Подмосковье – в Хотьково, близ Сергиева Посада. С детства меня окружала различная техника – с ней постоянно возились мои дедушка и дядя. Дедушка был лётчиком и мастером на все руки, равно как и дядя, инженер в “Аэрофлоте”. Уверен, во многом благодаря им я и приобрёл технический склад ума.

Дедушка
Дедушка

Окончив школу, в качестве вуза я выбрал расположенный в соседнем городе филиал МГУПИ (Московского государственного университета приборостроения и информатики). Я тогда плохо понимал, чем хочу заниматься в будущем, но точно знал, что это должно быть связано с техникой. И в этом плане мне очень повезло: приборостроение включало в себя очень широкий круг знаний – от материаловедения до программирования, от точности систем до технологии.

Я очень проникся этой специальностью, особенно после появления профильных предметов, и начал активно участвовать в различных мероприятиях, конференциях. Большое спасибо моему дипломному руководителю – он повысил мой интерес к учёбе и всегда поддерживал меня.

Интерес к разработке электроники

Непосредственно электроникой я заинтересовался уже после окончания университета. После преддипломной практики я остался работать на оборонном заводе в своём городе (АО “ЦНИИСМ” – Центральный научно-исследовательский институт специального машиностроения), в отделе по разработке измерительных систем. Там я и понял, что хочу не столько пользоваться электронными приборами, сколько разрабатывать их.

Именно тогда, в 2011-м году, я и взял этот новый курс. Но вот только не имел понятия, с чего начать, да и вчерашний студент без опыта тоже никому особо  нужен не был. Однако мне повезло устроиться в помощники одному замечательному изобретателю в НИИТП (Научно-исследовательский институт точных приборов). Он стал здорово натаскивать меня по теории и практике, с сильным уклоном в радиационно стойкие компоненты. Вместе мы делали тестовые стенды для радстойких микросборок. Также в этом НИИ я познакомился с весьма неплохой линией поверхностного монтажа; там были даже Flying Probe и рентген.

Однако работа в НИИ была крайне специфичной, и там тратилось впустую очень много времени, которого мне всегда было жалко. Так что я ушёл из института и устроился в МКБ “Компас”, в котором уже вовсю погрузился в разработку электроники, как радстойкой космической, так и наземной. Но через пару лет предприятие начало разваливаться, и я перешёл в стартап WayRay, в котором на тот момент было человек тридцать.

Новые вызовы и новые требования

И в WayRay я проработал ровно шесть лет. Именно там я приобрёл колоссальный опыт, потому что ритм работы в стартапе значительно отличается от ритма в НИИ или КБ. Я спроектировал несчётное количество плат различной сложности: и цифровых, и аналоговых; получил бесценный опыт “полевых” работ во множестве командировок.

WayRay
WayRay

Основным моим занятием в WayRay была разработка драйверов для лазеров в голографических дисплеях дополненной реальности. Со временем стартап сильно вырос (сейчас в WayRay около 200 человек), и я стал понимать, что подходы к проектированию, присущие стартапу, уже не вписываются в процессы такой достаточно большой фирмы.

И вызвался с нуля построить процессы проектирования электроники и взаимодействия с другими отделами. Однако через какое-то время я всё же понял, что хочу попробовать себя в массовом производстве и в проектировании совершенно других устройств – и покинул WayRay.

Сейчас я работаю в команде “Умных устройств Яндекса”. Это потрясающий новый опыт, новые трудности, особенно в условиях глобального дефицита электронных компонентов – я попал в самый его круговорот.

Здесь, помимо стандартной необходимости вписывать миниатюрную электронику в определённый конструктив, существует ещё целый ряд важных требований к печатной плате. Это её тестопригодность, самодиагностика, возможность менять некоторые ТТХ посредством обновления “по воздуху”. Поэтому многие узлы проектируются с максимально гибкими интерфейсами.

Во время проектирования платы необходимо сразу же учитывать и то, как она будет тестироваться на стенде, как будет обновляться ПО без участия пользователя, какие параметры необходимо будет проконтролировать. Тестовые точки должны быть расположены с учётом ограничений будущего стенда, а также его схемотехники.

Ещё одна немаловажная особенность, характерная для текущей ситуации на рынке, – необходимость предусматривать возможность замены для ряда микросхем, если вдруг оригинальные станут недоступны в условиях кризиса компонентов. Поэтому плата проектируется так, чтобы можно было заменить какие-то микросхемы (или целые функциональные узлы) на их аналоги без смены трассировки. Если сделать это невозможно, то ведутся несколько параллельных версий платы, под разные ключевые компоненты. Таким образом, если производство уже запущено, можно переключиться с одной версии на другую без остановки линии.

Специфика инженерного дела

Могу сказать честно – я горжусь тем, что в современном IT-мире занимаюсь именно инженерной конструкторской разработкой. Основное отличие программной разработки от конструкторской – это, конечно же, цена ошибки. Как временна́я, так и финансовая. Так что ход мышления конструктора отличается от мышления программиста – потому что необходимо прибегать к различным методикам по самопроверке и предотвращению ошибок. Плюс знание и применение технологий изготовления и испытаний.

За годы работы я успел поработать в двух крайностях: как в неповоротливых НИИ и КБ, занимающихся госзаказами, так и в сверхбыстром стартапе, где главное – скорость прототипирования, но при этом требуется и качественный результат.

Однако и там и там я встречал большое количество талантливых инженеров, как молодых и амбициозных, так и уже умудрённых опытом. И могу точно сказать, что если прибыль организации напрямую зависит от работы инженерной команды, то эти команды здорово самоорганизуются, уделяют внимание процессам, постоянно ищут пути для развития – и это не может не радовать.

Пару раз меня посещали мысли о работе за границей, но серьёзного хода я им не давал. Было бы интересно оказаться в иностранной инженерной компании, чтобы обменяться опытом, взглянуть на какие-то вещи с нового ракурса. Но переезжать в другую страну я ещё (или уже) не готов.

Что касается дальнейшего роста здесь и сейчас, то я как специалист замечаю своё развитие в сторону управления командой, организации процессов проектирования. Стал ощущать важность стандартизации, хорошего документирования, обеспечения преемственности. Так что если говорить о моих планах, то это, в первую очередь – пережить мировой кризис электронных компонентов и параллельно расширять свои знания в области тимлидинга, программирования, наладки производства.

Для начинающих инженеров

Я работаю в Altium. Алексей Фоменко про особенности потребительской электроники, глобальный дефицит компонентов и музыку

Когда я заканчивал университет и пытался найти работу, основная масса инженерных вакансий была в государственных и окологосударственных предприятиях. Сейчас же появляется большое количество как инженерных стартапов, так и частных компаний, занимающихся контрактной продуктовой разработкой. Кроме того, в России свои центры разработки открывают и многие зарубежные фирмы, поскольку это дешевле, чем, например, в Европе, а качество при этом ничуть не уступает.

Так что будущим инженерам открыто много путей. Важный совет, который хотелось бы дать студентам и молодым специалистам – это читать больше технической литературы и статей, особенно англоязычных. На русском языке профессиональной литературы по электронике выходит, во-первых, мало, а во-вторых, она появляется с большой задержкой, и к моменту выхода может уже устареть. Но, конечно, какие-то фундаментальные вещи актуальны всегда.

Помню, в своё время мне очень не хватало понимания каких-то прикладных вопросов, и в этом здорово помогали статьи на сайте Easy Electronics. Сейчас в дополнение к этому существуют различные тематические сообщества в соцсетях, каналы и чатики в Telegram (например, Altium&Electronics), в которых быстро можно найти ответы на нужные вопросы. Много интересного, кстати, попадается в Linkedin – там тоже есть сообщества по интересам, а также странички производителей микросхем, оборудования и ПО. Не стоит обходить стороной и информацию на сайтах производителей микросхем: TI, Analog, Maxim, Linear и т.д. На них зачастую публикуют самые свежие технические решения, уделяя много внимания именно их прикладному применению.

Altium Designer – основной САПР

Что касается Altium, то я начал работать с ним примерно в 2012 году, и с тех пор очень глубоко погрузился в его функционал. Наверное, уже и не осталось функций, которые я бы не попробовал. Начинал с простеньких стендов, но затем стали попадаться всё более и более сложные задачи, вплоть до HDI-плат с микропереходными отверстиями.

Так вышло, что у меня был перерыв в использовании Altium Designer. Пять лет, с 2015-го по 2020-й, я работал в Cadence OrCAD. За эти пять лет Altium Designer довольно сильно изменился, плюс у меня появилось много новых требований к САПР и много сценариев его использования.

Так что, когда я снова вернулся к Altium, то несколько месяцев активно экспериментировал с различными функциями, в первую очередь настраивая работу для команды. Очень сильно в этом помогло приобретение Concord Pro – это именно то, что нужно для организации работы в коллективе, с настройкой процессов и хорошей преемственностью. Возможно, когда-нибудь удастся поработать в Altium Nexus – то, что я про него слышал, мне очень по душе.

Сегодня для меня Altium Designer – это основной САПР, который всегда открыт на рабочем компьютере. Мне нравится скорость взаимодействия с ним, особенно скорость внесения изменений в существующие разработки. Плюс я активно использую функцию MultiBoard Assembly, с помощью которой удаётся качественно улучшать коммуникацию с конструкторами механических частей.

Семья и музыка

Это может показаться странным, но я никогда не занимался электроникой вне стен рабочего офиса. Честно говоря, у меня дома даже нет своего ПК. Свободное время я трачу на другие интересные и увлекательные занятия. Возможно, это помогает мне разгружать голову, чтобы не думать постоянно только о рабочих задачах. А это, в свою очередь, позволяет затем эффективнее их решать.

Вне работы я, конечно, больше всего люблю проводить время с семьёй. Нам очень нравится подолгу гулять вместе, ездить в новые места. После рождения дочери, глядя на то, как быстро она растёт, я понял, насколько ценна каждая минута с родными.

Если же говорить об увлечениях, то основная моя страсть – музыка. Уже пятнадцать лет я играю в группе на бас-гитаре, при этом параллельно постоянно участвую в каких-то ещё музыкальных проектах. Сейчас наступило такое время, когда для того чтобы делать качественные записи, не обязательно арендовать дорогостоящие студии. Благодаря как раз-таки развитию электроники всё необходимое для этого стало очень доступным. Например, мы с друзьями смогли придумать и записать целый альбом во времена самоизоляции – ни разу не встречаясь вне мессенджера.

Я работаю в Altium. Алексей Фоменко про особенности потребительской электроники, глобальный дефицит компонентов и музыку

Так что если у меня вдруг когда-нибудь появится достаточно времени, то я хотел бы писать свою музыку. У нас полный дом инструментов, от различных гитар и фортепиано до флейт и перкуссии. Большинство из них, правда, пылится месяцами, но я уверен, что все они просто ждут своего часа!